Игры, в которые играют автократы (Russian Language)

< back to Freedom At Issue Blog

Автор: Арч Паддингтон (Arch Puddington), главный эксперт по исследованию демократии

Спортивная политика правящего режима позволяет получить представление о том, каким является подход властей к вопросам управления и внешней политики.

Подобно другим авторитарным лидерам, премьер-министр Венгерской Республики Виктор Орбан отождествляет триумф на игровом поле с величием нации, а величие нации с величием собственной персоны. Недавно Будапешт принимал международные чемпионаты по водным видам спорта и дзюдо. Среди зрителей на чемпионате по дзюдо присутствовал Владимир Путин, который также считает превосходство в спорте проявлением его собственной политической власти и политической власти России.

Впрочем, для Орбана единственным видом спорта, который действительно имеет значение, является футбол. Он играл в футбол в молодые годы и остается большим фанатом этого вида спорта. В 1950-х годах коммунистическая Венгрия пользовалась уважением как страна, имеющая сильнейшую сборную мира по футболу. Орбан хочет повторить былой триумф и вкладывает значительные средства из государственного бюджета в общенациональные мероприятия по развитию футбола.

Венгрия тратит более чем 2,2 млрд. долларов США на строительство или модернизацию свыше 30 футбольных стадионов, а также академий по подготовке будущих звезд. По заведенному Путиным и другими сильными мира сего порядку, значительный объем строительных работ выполняется подрядчиками, приближенными к возглавляемой Орбаном партии «Фидес». Премьер-министр не скрывает своих намерений использовать политическое влияние для создания класса зависимых от него бизнес-магнатов, которые, в свою очередь, будут снабжать его ресурсами для финансирования партии «Фидес» во время выборов. Таким образом, проекты по строительству и модернизации футбольных стадионов преследуют несколько целей: предоставить новые возможности для обогащения лояльным режиму Орбана олигархам, поднять венгерский футбол и, в конечном счете, превратить Венгрию в спортивную супердержаву.

Две последние цели остаются, пожалуй, пока еще далекими от воплощения. Несмотря на то, что Орбан обычно довольно часто говорит о венгерском футболе, ранее в этом году он не проронил ни слова на эту тему после того, как национальная сборная проиграла матч со счетом 1:0 крохотному княжеству Андорра, население которого составляет всего 80 000 человек. Однако он может найти утешение в строительстве футбольного стадиона и академии в своей родной деревне Фельчут. Стадион может вместить около 4 000 человек, что почти вдвое больше численности населения этого населенного пункта. Он также имеет VIP-сектор с кожаными сиденьями и видеомониторами, прикрепленными к спинкам стульев.

Протест против несправедливости в демократических государствах

Конечно же, и в других обществах имеются неблаговидные связи между политиками и большим спортом. В 2016 году, во время президентской предвыборной гонки в США, кандидаты от Республиканской партии, соперничая между собой, старались, чтобы их показали по телевидению в прайм-тайм в тот момент, когда они обмениваются жестами «дай пять» с владельцем футбольного клуба «Даллас Ковбойз» (Dallas Cowboys) Джерри Джонсом (Jerry Jones) в его элитной ложе. И хотя федеральное правительство не расходует денежные средства на спортивные команды или на программу американских Олимпийских игр, местные власти страны тратят миллиарды на финансирование строительства стадионов для футбольных и бейсбольных команд.

Чем отличается демократическое государство в таком случае, так это тем, что в подобных отношениях, как правило, доминирующим партнером является плюралистический частный сектор, а не отдельный политический лидер, а также тем, что действия обоих сторон являются предметом широкого общественного обсуждения и активного освещения в СМИ. Против предложений расходовать денежные средства налогоплательщиков на спортивные учреждения регулярно выступают активисты и оппозиционные политики. Жители некоторых городов проголосовали против планов использовать денежные средства местного бюджета на строительство мега-стадионов с огромными куполами.

Бароны американского футбола также привлекают к себе пристальное внимание общественности в связи с отказом игроков стоять во время исполнения национального гимна, применением правил, касающихся поведения игроков вне поля, а также большим вопросом долгосрочного влияния многочисленных ударов по голове на здоровье игроков.

Меньше демократии, меньше дискуссий

Как с такими вызовами мифологии мира спорта справлялись бы в такой стране, как Венгрия, с ее средствами массовой информации, над которыми постепенно усиливает свой контроль правительство? Или в России и Китае, которые оба являются государствами с выраженным авторитарным политическим режимом?

В Венгрии общественное мнение все еще имеет какое-то значение. Например, правительство отозвало заявку на проведение такого затратного мероприятия, как летние Олимпийские игры, после того, как было собрано достаточное количество подписей для вынесения данного вопроса на референдум.

С Россией же дело обстоит совсем иначе. Государство израсходовало порядка 50 млрд. долларов США на строительство объектов для проведения зимних Олимпийских игр 2014 года в Сочи. При этом большая часть этих средств, по неофициальной информации, была «распилена» между коррумпированными подрядчиками, приближенными к политической власти. В следующем году страна будет принимать Чемпионат мира по футболу, что особенно неуместно, принимая во внимание незаконную оккупацию Крыма Россией и ее военное вторжение на восток Украины.

Связанный с Россией допинговый скандал фактически несет любопытные отголоски политики Кремля по отношению к Украине. В обоих случаях отличительными признаками являются вранье, присвоение чужого имущества и отрицание ответственности перед лицом санкций. Россия провернула грандиозную научно-исследовательскую операцию по снабжению своих легкоатлетов последними новинками анаболических стероидов и маскирующих агентов, позволяющих обмануть допинг-контролеров. Федеральная служба безопасности, тайная полиция России, принимала участие в изощренной схеме, направленной на то, чтобы помешать Всемирному антидопинговому агентству (ВАДА) выполнять свою работу.

Когда допинговый проект развалился и международные спортивные федерации запретили участие в Олимпийских играх 2016 года всей российской легкоатлетической сборной, Путин и его приближенные отвергли все обвинения, заявив о заговоре со стороны США. Однако, сообразив, что ВАДА и различные федерации фактически имеют право применить жесткие санкции, российские функционеры признали, что российский спорт страдает от «культуры допинга» и пообещали провести реформы. Согласно предложенному объяснению, виновными во всем были неназванные спортивные чиновники и сами легкоатлеты, а не Кремль, которому было прекрасно известно, что происходит, и который поддерживал применение допинга и был причастен к стратегии получения спортивного преимущества путем применения запрещенных препаратов.

Победа с помощью мобилизации ресурсов государством

Подход Китая к спорту также отражает его особый стиль авторитарного управления. Если Россия пытается вернуть славу былых лет большей частью с помощью блефа и уверток, то Китай обладает ресурсами, позволяющими ему сосредоточить свои усилия на стремительном развитии под руководством органов власти и тотальном контроле имиджа действующего режима в глазах общественности. Будучи страной с небогатой историей спортивных достижений, Китай стал лидером в мировой атлетике по результатам летних Олимпийских игр 2008 года в Пекине. Его успех объясняется не каким-то особым всплеском интереса населения к участию в спортивных мероприятиях, а скорее масштабными начинанием властей, направленным на подготовку спортсменов олимпийского уровня в категориях, в которых существовало больше всего возможностей для завоевания медалей.

Пекин также удивил мир музыкально-световой постановкой, сопровождавшей Олимпийские игры 2008 года, а сейчас готовится к зимним Олимпийским играм 2022 года. Председатель КНР Си Цзиньпин недавно заявил, что Китай выполнит свои обязательства по обеспечению проведения «фантастических, необычайных и превосходных» зимних Олимпийских игр. Поскольку он обычно получает то, что хочет в стране с однопартийной системой, и начинает готовиться к избранию на второй пятилетний срок, можно не сомневаться, что Си выполнит свое обещание.

Analyses and recommendations offered by the authors do not necessarily reflect those of Freedom House.

Share this story