Overview Essay (русский) | Freedom House

Overview Essay (русский)

Read a Country Report

Read a Country or a Territory Report

СВОБОДА ПРЕССЫ В 2014 г.: Суровые законы и насилие обусловливают глобальный спад

Дженнифер Данэм, Брет Нельсон и Элен Агекян

Обстановка в СМИ в 2014 г. резко ухудшилась, так как журналисты по всему миру сталкивались с возрастающими ограничениями свободного потока новостей и информации, в том числе с серьезными угрозами жизни. 

Правительства использовали тактические приемы, включая аресты и цензуру, для усмирения критики. Террористы и другие негосударственные силы похищали и убивали журналистов, пытающихся освещать вооруженные конфликты и организованную преступность. Богатые владельцы, занимающие господствующее положение в частных СМИ во все большем числе стран, манипулировали освещением новостей для поддержки правительства, политической партии или своих собственных интересов. И демократические страны с трудом справлялись с натиском пропаганды со стороны авторитарных режимов и военизированных группировок.

Согласно выводам «Свободы прессы 2015», свежего выпуска ежегодного отчета, публикуемого Freedom House с 1980 г, показатели свободы в мире в 2014 г. упали до максимально низкой отметки более чем за десять лет. Также существенно возросла скорость спада: средний показатель по миру испытал сильнейшее годовое падение за десятилетие. Доля населения мира, имеющая свободную прессу, составила 14 процентов, т.е. только один человек из семи живет в странах с полноценным освещением политических новостей, гарантированной безопасностью журналистов, минимальным вмешательством государства в дела СМИ и отсутствием обременительных юридических или экономических препятствий для прессы.

Самые резкие ухудшения в мире связаны с двумя факторами: принятие и применение ограничительных законов против прессы — зачастую по соображениям национальной безопасности — и возможностью местных и иностранных журналистов получить доступ в определенную страну, в том числе в места проведения протестов и зоны конфликта, и свободно вести оттуда вещание. Как ни странно, в эпоху, казалось бы, неограниченного доступа к информации и новым методам доставки контента, все больше и больше зон в мире становятся практически недоступными для журналистов.

Хотя в некоторых странах наблюдалась положительная динамика, преобладающая тенденция были негативной. Число стран, в которых имели место существенные улучшения (8), было самым низким с 2009 г., тогда как число стран с существенными потерями (18) было самым высоким за 7 лет.  Восемнадцать стран и территорий, в которых наблюдался регресс, представляли собой политически разнообразную подборку, включая Грецию, Гонконг, Исландию, Сербию и Южную Африку. То есть глобальное ухудшение показателей свободы прессы не ограничено автократическими странами или зонами военных действий. Среди основных стран, испытавших спад, также отмечены Алжир, Азербайджан, Египет, Гондурас, Ливия, Южный Судан и Таиланд.

Также поражает характер существенных изменений за последние пять лет. С 2010 г. самые существенные улучшения рейтинга произошли в странах с самым худшим положением сферы СМИ в мире. Тунис, рейтинг которого улучшился на 37 баллов, не только демонстрирует самое значительное улучшение за последние пять лет, но и является единственной страной с значительным улучшением рейтинга, которая сохранила положительную траекторию в 2014 г. Хотя Мьянма и Ливия добились общего улучшения на 21 балл каждая, обе испытали потери в рейтинге за прошлый год и остались в категории несвободных стран. Тревожная тенденция отмечается в ряде стран, исторически придерживающихся более демократической линии, которые испытали серьезный спад. Рейтинг Греции ухудшился на 21 балл с 2010 г., так как экономический кризис и связанные с ним политические трудности усугубили существующие структурные проблемы. Большие пятилетние потери также понесли Таиланд (13 баллов), Эквадор (12), Турция (11), Гонконг (9), Гондурас (7), Венгрия (7) и Сербия (7).

В 2014 г. влиятельные авторитарные режимы, как Китай и Россия, сохранили жесткий контроль над местными печатными и вещательными СМИ, одновременно пытаясь контролировать более независимые взгляды, распространяемые в интернете или иностранных новостных источниках. В частности, Пекин и Москва принимали более открытые меры по манипулированию информационной средой в регионах, которые они считали сферой своего влияния: Китай в Гонконге и Тайване и Москва в Украине, Средней Азии и Прибалтике.

Среди значительных успехов прошлого года можно отметить изменение статуса в трех странах: Гвинея-Биссау, Мадагаскар и Украина перешли из категории несвободных в частично свободные. Тунис сохранил репутацию как история успеха Арабской весны: его рейтинг улучшился еще на 5 баллов в 2014 г. Однако в других странах с положительной динамикой отмечались скромные, робкие положительные изменения в свете гражданских конфликтов, например в Центральной Африканской Республике и Сомали, или, как Зимбабве, имели авторитарные правительства, которые за последние годы упрочились и стали не такими жестко репрессивными.

Возросшее применение ограничительных законов

Несколько стран в 2014 г. приняли законы о безопасности или обеспечении секретности, в которых вводились новые ограничения свободы речи и прессы. После переворота в мае военное правительство Таиланда приостановило действие конституции, ввело военное положение, закрыло СМИ, заблокировало веб-сайты и жестко ограничило контент. Агрессивное введение в действие национальных законов об оскорблении короля также продолжилось в 2014 г., и после переворота дела подозреваемых нарушителей рассматривались в военных судах.

В Турции правительство многократно пыталось расширить полномочия органов связи и телекоммуникаций на блокирование веб-сайтов без решения суда, но некоторые из более агрессивных правовых изменений были отменены Конституционным судом. Другой законопроект наделял Национальную Разведывательную Организацию (National Intelligence Organization, MİT) обширными полномочиями по наблюдению и беспрепятственному доступу практически к любой информации, которой располагает любая организация в стране. Поправки также криминализировали освещение Национальной Разведывательной Организации и получение информации о ней.

Российский закон, вступивший в силу в августе, установил новый контроль над блогами и социальными сетями, обязуя все сайты с более чем 3000 посетителей в сутки регистрироваться в Роскомнадзоре в качестве СМИ. Этот статус налагал на них ответственность, среди прчего, за точность публикуемой информации. 

В 2014 г. также выросло число задержаний и закрытий в соответствии с существующим законами о безопасности или чрезвычайными законами. Азербайджан был одной из стран с самыми злостными нарушениями: по данным на 1 декабря девять журналистов находились в заключении. В течение этого месяца власти задержали выдающегося журналиста, занимающегося расследованиями, Хадиджу Исмаилову, работающую на финансируемом США «Радио „Свободная Европа“/Радио „Свобода“» (РСЕ/РС), совершили рейд в офисах РСЕ/РС в стране и закрыли их и провели допросы местных сотрудников радиостанции. Ряд известных организаций, выступающих в защиту интересов СМИ, также были вынуждены закрыться в течение года.

В Египте суд приговорил трех журналистов Аль-Джазиры к семи и более годам лишения свободы по обвинениям в сговоре запрещенной организацией «Братья-мусульмане» с целью публикации ложных новостей. Обвинительные приговоры последовали за абсурдным процессом, в котором обвинители не предоставили никаких достоверных доказательств. Хотя все трое были освобождены или отпущены под залог в начале 2015 г., по крайне мере девять журналистов остаются под стражей по обвинениям или за освещение деятельности «Братьев-мусульман» .

Правительство Эфиопии ужесточило кампанию против свободы выражения в апреле 2014 г., арестовав шесть человек, связанных с объединением блогеров «Зона-9», и трех других журналистов. В июле им были предъявлены обвинения в подстрекательстве к насилию и терроризму. Мьянма, которая сделала несколько положительных шагов в последние годы, в 2014 г. понесла потери отчасти в связи с ростом числа арестов и обвинительных приговоров журналистам. В июле четыре репортера и исполнительный директор «Unity Weekly News» были приговорены к 10 годам лишения свободы и каторжных работ — впоследствии срок был сокращен до семи лет — по закону колониальной эпохи о неразглашении государственной тайны за освещение возможного производства химического оружия.

Такие ограничительные законы применяются не только в авторитарных условиях. Новый закон Мексики о телекоммуникациях вызвал повсеместные возражения сторонников свободы прессы в связи с положениями, позволяющими правительству отслеживать и прекращать ведение блогов и публикации записей в реальном времени в ходе социальных протестов. Южноафриканские власти расширили применение закона эпохи апартеида о ключевых объектах национального значения (National Key Points Act), чтобы препятствовать журналистам, занимающимся независимыми расследованиями, освещать важные местоположения или учреждения, особенно в связи с расследованием коррупции, совершаемой политическими деятелями. В Южной Корее администрация президента Пак Кын Хе все в большей степени руководствовалась законом о национальной безопасности, чтобы подавить критическое освещение, особенно в отношении ближнего окружения президента и катастрофы парома «Севоль».

Физическое насилие и недоступные районы 

Растущее число районов в мире, которые фактически закрыты для журналистов, включает области Сирии и Ирака, котролируемые экстремистами Исламского государства (ИГ), штаты северо-восточной Нигерии, в которых действует «Боко харам», большая часть раздираемой войной Ливии и беспокойный Синайский полуостров в Египте. В Гондурасе, Мексике и других центрально-американских странах запугивание и насилие против журналистов продолжили стремительно расти в течение года, когда банды и местные власти пытались препятствовать освещению организованной преступности и коррупции на их территории. 

По сведениям Комитета защиты журналистов, за 2014 год только в Сирии были убиты семнадцать журналистов. Число погибших, вкупе с резонансными убийствами американских нештатных журналистов Джеймса Фоли и Стивена Сотлоффа боевиками ИГ, стало разительным напоминанием, что местные репортеры, представляющие абсолютное большинство жертв, и нештатные сотрудники не обладают обширными гарантиями безопасности, доступными штатным сотрудникам крупных новостных организаций, как «Нью-Йорк таймс». Чтобы помочь в решении проблемы, крупные СМИ и группы, занимающиеся эдвокаси деятельностью, разработали глобальные принципы и методы безопасности в начале 2015.

Тогда как одни регионы мира становятся недоступными главным образом из-за насилия, в другие репортеров намеренно не допускают репрессивные правительства. Яркие примеры включают регионы Тибет и Синьцзян в Китае, Горно-Бадахшанскую автономную область в Таджикистане, оккупированный Россией Крым и отдельные области национальных меньшинств в Мьянме. Гражданские журналисты, активисты и рядовые жители смогли распространить некоторую информацию об условиях в этих регионах, но это не замена беспрепятственному профессиональному освещению, и зачастую проще отправить новости во внешний мир, чем выйти на аудиторию в проблемном регионе. 

Освещение уличных протестов, хотя и не такие смертельных, как вооруженные конфликты, в 2014 г. часто оказывалось опасной работой для репортеров. Во время продемократических протестов, вспыхнувших в Гонконге в сентябре, журналисты столкнулись с резким ростом насилия, включая многочисленные нападения на репортеров рядом с местами протестов. В Венесуэле журналисты пострадали в столкновениях, связанных с обширными социальными протестами, которые пронеслись по стране в первой половине года. Репоретры в Бразилии также подверглись насилию в ходе протестов до и во время Кубка мира; в феврале погиб оператор после попадания взрывчатого вещества в голову. В Украине, кроме гибели четырех журналистов и других случаев насилия, связанных с сепаратистском конфликтом на востоке, один журналист был убит и по крайней мере 27 других ранены в разгар противостояний между протестующими и полицией в столице в феврале.

Давление через право собственности

В России и Венесуэле сфера СМИ все в большей степени принадлежит государству, представителям частного сектора из ближнего окружения политической верхушки или политическим силам, которые «деполитизируют» свои СМИ путем запрета контента, критикующего правительство. В июле старейшее ежедневное издание Венесуэлы «El Universal» было продано новым владельцам. Этот шаг был сделан сразу после смены владельца в двух других частных медиа-компаниях в стране: «Кадена Каприлес» и «Globovisión». Во всех трех случаях авторитетные репортеры ушли или были отстранены от работы после смены владельца, в основном в связи с изменениями в редакционной политике, затронувшими освещение новостей.

Хотя в странах, как Турция и Эквадор, наблюдается несколько большее разнообразие СМИ, политические лидеры неуклонно подавляют когда-то независимые СМИ, используя разные формы давления на частных собственников и создавая в сфере СМИ участки с устойчивым уклоном в сторону правящей партии.

В Греции новая компания общественного вещания столкнулась с подозрениями в политическом вмешательстве в набор сотрудников и редакционный контент. Венгрия осталась проблемной страной в 2014 г., так как администрация премьер-министра Виктора Орбана продолжила оказывать давление на владельцев СМИ, чтобы повлиять на вещание. Десятки сотрудников СМИ протестовали против увольнения главного редактора новостного сайта «Origo» после публикации статьи о якобы нецелевом использовании государственных средств.

Возросшее использование пропаганды государством и негосударственными агентами

Среди более тревожных тенденций, определившихся в 2014 г., проявилось активное и агрессивное применение пропаганды, часто ложной или открыто угрожающей, чтобы деформировать сферу СМИ и заглушить достоверную журналистику.

Это явление было особенно выражено в России, где контролируемые государством всероссийские телестанции передают непрекращающиеся кампании демонизации, направленные на внутренюю оппозицию, соседние страны, политика которых раздражает Москву, и широкий демократический мир. Российские СМИ сыграли главную роль в подготовке российский публики к войне с Украиной. Как сказал в апреле 2014 г. Дмитрий Киселев, глава кремлевской международной новостной организации, «...информационные войны стали практикой современной жизни и основным видом ведения войны. Уже вслед за информационной победой летят бомбардировщики». 

Соседние страны пытались преодолеть проблему российской пропаганды, в некоторых случаях прибегая к цензуре. Украинские власти в преддверии военного вторжения запретили вещание как минимум 15 российских телеканалов по кабельным сетям. Власти в Литве, Латвии и Молдове, где самопровозглашенное территориальное образование Приднестровье поддерживается Москвой, временно приостанавливали работу некоторых российских станций или на них налагали штрафы по причинам, включающим подстрекательство к войне, распространение исторически неправильных сведений и отсутствие плюрализма мнений в содержании новостей. Правительство Эстонии не последовало этому примеру, но одобрило создание русскоязычного общественного канала, запуск которого запланирован на 2015 г., как средства противостояния кремлевской дезинформации. Латвия и Литва также дали понять, что планируют расширять публичные программы на русском языке.

Лидеры Коммунистической партии Китая также использовали контролируемые государством СМИ для распространения официальных взглядов и очернения предполагаемых врагов. Государственные СМИ восхваляли личность и провозглашали лозунги Председателя Си Цзиньпина и в то же время транслировали по телевидению признания и «самокритику» задержанных журналистов, при этом просматриваются параллели между обоими явлениями и эпохой Мао. Чтобы обеспечить дисциплину во всех СМИ, отдел пропаганды партии почти ежедневно издавал директивы, требуя от новостных СМИ и веб-сайтов использовать в освещении главных событий только информацию из официального новостного агентства «Синьхуа».

Пропаганда используется не только национальными правительствами. Военизированные группировки, в том числе ИГ, организовали изощренные каналы СМИ с потенциальной аудиторией по всему миру, воспользовавшись инструментами популярных социальных сетей и даже спутниковым телевидением. Демократические правительства оказались в трудном положении, когда необходимо было противодействовать информации, открыто поддерживающей насилие, но не ограничивать при этом неприкосновенность частной жизни, свободу выражения и доступ к информации для граждан.

Другие важные события в 2014 г.

Помимо вышесказанного, в прошлом году обратили на себя внимание четыре важных явления.

  • Неблагоприятные условия для женщин-журналистов. Женщины-журналисты в 2014 г. работали во все более враждебной среде, а стремительное распространение твиттера и других социальных сетей как важных инструментов журналистики создало новые площадки для преследования. Это запугивание быстро распространилось и угрожает подавить освещение женщинами-журналистами крайне важных тем, включая коррупцию, политику и преступность. Журналисты, занимающиеся такими темами, всегда подвергались опасности, но сегодня женщины-журналисты имеют дело с особенно озлобленными и гендерно-специфическими нападками, от клеветы и оскорблений до откровенных угроз сексуального насилия и распространения личной информации. Турецкая женщина-журналист Амберин Заман назвала волну запугивания, с которой она столкнулась в последние годы, «публичным линчеванием».
  • Влияние кризиса Эболы. Эпидемия Эболы в Западной Африке привела к некоторым ограничениям свободы прессы в 2014 г., но при этом три наиболее пострадавшие страны реагировали на кризис каждая по-своему. В Либерии чрезвычайные законы, закрытия и приостановки работы СМИ и запреты на освещение событий, якобы направленные на сдерживание паники и ложной информации, мешали населению получить доступ к важнейшей информации и были нацелены на прикрытие недостатков правительственного реагирования. В августе репортер «FrontPage Africa» был арестован, когда освещал протест против введения чрезвычайного положения. В октябре правительство ограничило СМИ доступ на объекты здравоохранения, требуя от журналистов получать явное разрешение в Министерстве здравоохранения и социального обеспечения прежде чем брать интервью или использовать записывающее оборудование на территории клиники или больницы. Сьерра-Леоне ввела менее обременительные ограничения для прессы, но все же использовала чрезвычайное законодательство, чтобы арестовывать и задерживать журналистов за критическое освещение событий. В Гвинее журналист и два других сотрудника СМИ были убиты местными жителями, когда пытались сообщить о кризисе в отдаленном городе, но в течение года правительство не ограничивало действия прессы без оснований.
  • Спад на Балканах. Ряд стран на Западных Балканах продолжили демонстрировать тревожную тенденцию по нарушениям свободы прессы в 2014 г. В сфере СМИ этих стран отмечаются общие проблемы: применение законов о распространении порочащих сведений и оскорблении политиками и бизнесменами, чтобы подавить критическое освещение событий; проправительственный уклон компаний общественного вещания; редакционное давление со стороны политических лидеров и частных собственников — все это вело к самоцензуре, безнаказанным преследованиям, угрозам и нападениям на журналистов, а также к непрозрачным схемам собственности. Рейтинг Македонии ухудшился на 10 баллов за последние пять лет, таким образом, страна имеет худшие показатели в регионе. Несколько оппозиционно настроенных СМИ были вынуждены закрыться в течение этого периода, а журналист Томислав Кежарковски оставался под арестом в течение всего 2014 г. по сомнительным обвинениям в том, что он раскрыл личность находящегося под защитой свидетеля в деле об убийстве. В Сербии в течение прошлого года администрация премьер-министра Александра Вучича пыталась пресечь освещение наводнений, охвативших страну в мае, и бросал все более враждебные заявления и оскорбления в адрес независимых журналистов; возможно, такое давление побудило вещательные компании отменить основные политические ток-шоу. Условия в Черногории ухудшились после возвращения Мило Джукановича на пост премьер-министра в 2012 г., когда независимые СМИ, как «Vjesti», «Dan» и «Monitor», страдали от судебных разбирательств, не расследованных физических нападений и враждебных заявлений правительства.
  • Устойчивое беспокойство в Соединенных Штатах. В Соединенных Штатах рейтинг упал на один пункт до 22 баллов из-за задержаний, преследования и грубого обращения полиции с журналистами во время протестов в Фергюсоне, Миссури. В то же время сторонники свободы прессы были обеспокоены определенными практиками и методами федерального правительства, включая относительно жесткий контроль администрации Обамы над информацией, исходящей из Белого дома и государственных ведомств. Министерство юстиции США сказало в декабре, что более не будет принуждать журналиста «Нью-Йорк таймс» Джеймса Райзена раскрыть источник в затянувшемся деле, тем не менее, администрация Обамы восемь раз применила закон 1917 г. о борьбе со шпионской деятельностью, чтобы привлечь к ответственности за утечки конфиденциальной информации — больше, чем все предшествующие администрации вместе взятые. Разоблачение наблюдения, включающего массовый сбор данных Национальным агентством безопасности (National Security Agency, NSA) и целенаправленный перехват телефонных разговоров СМИ, продолжили вызывать резонанс в 2014 г., когда страх слежки и агрессивного преследования лиц, подозреваемых в утечке информации, усложнили взаимодействие журналистов с чиновниками администрации.

Глобальная картина в 2014 г.

Из 199 стран и территорий, вошедших в рейтинг 2014 г. (были добавлены отчеты по двум новым территориям — Китаю и Сомалиленду), в общей сложности 63 (32 процента) получили статус свободных, 71 (36 процента) — частично свободных, и 65 (32 процента) — несвободных. Это соотношение свидетельствует о сдвиге в сторону частично свободной категории по сравнению с выпуском доклада за 2013 г., в котором было 63 свободных, 68 частично свободных и 66 несвободных стран и территорий.

Доклад показал, что 14 процентов мирового населения проживало в странах со свободной прессой, 42 процента — с частично свободной и еще 44 процента — с несвободной. На показатели населения в значительной мере повлияли две страны: Китай со статусом несвободной страны и Индия с частично свободным статусом — вместе в них проживает свыше трети более чем семимиллиардного населения мира. Процент населения, пользующегося свободой прессы в 2014 г., остался на самой низкой отметке с 1996 г., когда Freedom House начал включать данные о размере населения в результаты доклада.

В течение нескольких лет средний показатель уровня свободы СМИ по миру снижался и, едва заметно улучшившись в 2011 г., упал в 2014 г. еще на 0,74 пункта, опустившись до самого низкого уровня с 1999 г., что знаменовало самый значительный годовой спад с 2005 г. Во всех регионах, кроме Тропической Африки, чей средний рейтинг несколько улучшился, наблюдался¬ спад разной степени, самые серьезные общие ухудшения зарегистрированы на Ближнем Востоке и в Северной Африке. Что касается основополагающих категорий, падение глобального среднего рейтинга было обусловлено, в первую очередь, снижением правового и затем политического показателей, экономический показатель ухудшился в наименьшей степени.

Худшие из худших 

Десять стран и территорий получили худший рейтинг в мире, от 90 до 100 баллов: Белоруссия, Иран, Крым, Куба, Северная Корея, Сирия, Туркменистан, Узбекистан, Экваториальная Гвинея и Эритрея. Крым (в текущем выпуске впервые анализировался отдельно) и Сирия вошли в группу с самым низким рейтингом в 2014 г. В этой обстановке независимые СМИ не существуют или едва способны работать, пресса выступает в качестве рупора режима, доступ граждан к объективной информации жестко ограничен, несогласие подавляется посредством тюремного заключения, пыток и других форм репрессии. Крым стал подчиняться российским законам о СМИ после оккупации и аннексии в начале 2014 г., и его СМИ столкнулись с ограничивающими нормами и повсеместным насилием. Иран продолжает занимать свое место среди худших из худших как один из мировых лидеров по заключениям журналистов под стражу, включая корреспондента «Вашингтон пост» Джейсона Резэйэна, который находится под арестом без предъявления обвинений с июля 2014 г. 

Региональные тенденции

Америки. Насилие, запугивание в основе нисходящей траектории

Журналисты подвергались насилию и запугиванию со стороны как органов правительства, так и преступных элементов, и несколько стран в Америках, в том числе Венесуэла, Гондурас, Мексика, Перу и Эквадор, получили худшие рейтинги свободы прессы более чем за десятилетие. Средний рейтинг по региону упал до самого низкого уровня за последние пять лет, спад отмечался в правовой, политической и экономической сферах.

На общие показатели Америк во многом повлияла открытая сфера СМИ в Северной Америке и значительной части Карибского бассейна, обычно компенсирующая не такую радужную картину Центральной и Южной Америки. В Латинской Америке, т. е. испано- и португалоговорящих областях региона, только три (15 процентов) страны получили статус свободных, и всего 2 процента населения проживали в странах со свободной сферой СМИ.

Несмотря на дипломатическое потепление в отношениях между США и Кубой, повлекшее освобождение более 50 заключенных в конце декабря, в 2014 г. журналисты все еще оставались за решеткой и сохранялась повсеместная официальная цензура, поэтому Куба оказалась худшей страной в регионе с рейтингом 91 балл.

Мексика, уже страдающая от эпидемии насилия, из-за которой она стала одним из самых опасных мест в мире для журналистов, получила худший рейтинг более чем за десять лет — он ухудшился на 2 балла и составил 63 — после принятия нового закона, позволяющего правительству следить за пользователями мобильных телефонов и отслеживать или отключать телекоммуникации во время протестов. Кроме того, более обременительный процесс регистрации усложнил получение лицензий местными радиостанциями.

В Эквадоре из-за враждебных высказываний правительства в сочетании с повсеместными судебными преследованиями журналистов и СМИ рейтинг ухудшился а на 2 пункта до 64 баллов. Введение в действие закона о коммуникациях в 2013 г., среди спорных положений которого было создание двух влиятельных контролирующих органов, усугубило враждебную обстановку, характеризуемую самоцензурой и запугиванием. После штрафов, санкций и публичного осуждения должностными лицами несколько крупных СМИ сократили частоту выпусков и дистрибуцию, изменили редакционную политику или вообще закрылись, что привело к сокращению разнообразия СМИ.

Отношения между правительством и критически настроенными СМИ в Аргентине в 2014 остались натянутыми. Хотя журналисты сообщали о периоде, когда некоторые чиновники администрации давали интервью критически настроенным СМИ, угроза суровых правовых мер сохранилась. Хуан Пабло Суарес, редактор ежедневного интернет-издания «Última Hora», был обвинен в «подстрекательстве к коллективному насилию» и «терроризировании населения» после того как отказался выдать видеозапись с арестом полицейского.

Бразильские СМИ постоянно сталкиваются с угрозами насилия и безнаказанностью, а также судебной цензурой. Четыре журналиста были убиты в 2014 г., и еще несколько стали жертвами нападений, освещая протесты против инфляции, работу правительства и расходование средств на чемпионат мира. Тем временем суды продолжали выдавать критически настроенным журналистам и блогерам решения о цензуре, штрафах и тюремных приговорах.

Значительные успехи и поражения

  • Рейтинг Гондураса ухудшился с 64 до 68 баллов, так как против репортера, освещающего политический диспут, были выдвинуты обвинения в подстрекательстве к бунту и принят новый закон об обеспечении секретности, действие которого в настоящий момент приостановлено. Кроме того, официальная цензура при почти безусловной поддержке правительства владельцами СМИ подавляли критически настроенную журналистику и отрицательно влияли на разнообразие СМИ в Гондурасе. В 2014 г. журналисты продолжили подвергаться запугиванию и смертельному насилию.
  • Рейтинг Перу ухудшился с 44 до 47 баллов из-за роста угроз убийством и насилия против журналистов, продолжающейся безнаказанности за прошлые преступления и отсутствие политической воли, чтобы решить эту проблему. 
  • Рейтинг Венесуэлы ухудшился с 78 до 81 балла из-за возросшего числа угроз и физических нападений на местных и иностранных журналистов, что препятствовало свободному новостному вещанию. Отсутствовала прозрачность структур собственности на средства массовой информации, и обостренные государством экономические проблемы, в том числе высокая инфляция и сложности в приобретении иностранной валюты для покупки газетной бумаги, оказали отрицательное влияние на финансовую жизнеспособность печатных СМИ. Некоторые СМИ сократили сотрудников и с трудом обеспечили кредитные средства, чтобы закрыть разрывы финансирования.

Азиатско-тихоокеанский регион: Потери в Восточной и Юго-восточной Азии

Азиатско-тихоокеанский регион отличают существенные расхождения между разными его областями. Сфера СМИ в Океании, Австралазии и частично Восточной Азии имеет одни из самых высоких рейтингов в мире, тогда как условия в Южной Азии, Юго-Восточной Азии и других частях Восточной Азии существенно хуже. В Азии находится страна с самым худшим рейтингом в мире — Северная Корея (97 баллов) — и некоторые другие страны с жесткими ограничениями в сфере СМИ, как Вьетнам, Китай и Лаос. Они характеризуются обширным государственным и партийным контролем над прессой.

Таиланд и Ливия претерпели сильнейший общий спад (на 11 баллов) в 2014 г. в результате государственного переворота в мае. Военная хунта, известная как Национальный совет для мира и порядка (НСМП), приостановила действие конституции и ввела военное положение, отменив правовую защиту для журналистов. Многочисленные радио- и телевизионные станции были закрыты, средствам массовой информации запрещалось говорить о членах оппозиции, и журналисты часто подвергались нападениям и произвольным задержаниям.

В Китае, который по-прежнему является родиной самого изощренного аппарата цензуры в мире, было зарегистрировано ухудшение с 84 до 86 баллов — самый худший показатель страны с 1990-х гг. В течение 2014 г. органы пропаганды ужесточили контроль над либеральными СМИ и альтернативными каналами передачи новостей.о Ранее существовавшее пространство для расследовательской журналистики и либерального политического комментирования заметно сократилось, продолжая тенденцию идеологической дисциплины, которая началась, когда Си Цзиньпин принял правление Коммунистической партией Китая в 2012 г. Впервые за несколько лет профессиональные журналисты из известных новостных СМИ подверглись длительным задержаниям и тюремным заключениям наряду с нештатными сотрудниками, киберактивистами и репортерами из национальных меньшинств. Новые правила усилили идеологические требования к аккредитации журналистов и ограничили возможности репортеров публиковать статьи в иностранных и гонконгских новостных СМИ, что повлекло увольнения нескольких журналистов в течение года. Давление на социальные медиа-платформы, которое началось в 2013 г. с роста ограничений на известный сервис микроблогов Sina Weibo, распространилось в 2014 г. на программу мгновенной передачи сообщений WeChat компании «Tencent», еще сильнее урезая возможности рядовых пользователей и журналистов делиться неподцензурной информацией.

В течение года также ощущалось влияние Пекина на Гонконг, когда иностранные и местные компании, имеющие деловые интересы в континентальном Китае, считали необходимым убрать рекламу из новостных СМИ, критикующих центральное правительство. Веб-сайт «Apple Daily», популярный таблоид, симпатизирующий участникам продемократических протестов, пострадал от нескольких серьезных кибератак в 2014 г., включая одну из самых масштабных зарегистрированных DoS-атак на сегодняшний день. Эта атака также отрицательно сказалась на уровне свободы прессы в Тайване, когда тайваньский выпуск «Apple Daily» почти два месяца оставался недоступным для некоторых зарубежных читателей.

В Афганистане увеличилось число нападений на сотрудников СМИ, когда уровень безопасности в стране начал снижаться после вывода международных боевых частей. СМИ в Пакистане подвергались усиленному редакционному давлению со стороны военных и партизанских групп, и как следствие, усугубилась и без того сложная и опасная для журналистов обстановка и рейтинг страны ухудшился до самой низкой отметки с 2007 г. Индия, самая большая демократическая страна в мире, успешно осуществила еще одну мирную передачу власти посредством выборов в 2014 г., но ее рейтинг свободы прессы ухудшился до самой низкой отметки более чем за десять лет из-за участившегося использования дел о распространении порочащих сведений против журналистов и высокого уровня самоцензуры, обусловленной редакционным вмешательством со стороны владельцев СМИ во время подготовки к выборам.

Значительные успехи и поражения

  • Рейтинг Камбоджи ухудшился с 66 до 69 из-за высокого уровня самоцензуры среди журналистов, работающих на кхмерском языке, отсутствия доступа к разным точкам зрения в СМИ на кхмерском языке и росту насилия против журналистов в 2014 г.
  • Рейтинг Гонконга ухудшился с 37 до 41 балла из-за резкого увеличения жестоких нападений на журналистов и других сотрудников СМИ, как во время продемократических протестов так и в качестве ответной меры за вещание; безнаказанности организаторов таких нападений и нового финансового бремени на некоторые СМИ в связи с тем, что компании ощущали давление и отменяли рекламу в СМИ, критически настроенных по отношению к Пекину.
  • Рейтинг Мьянмы ухудшился с 70 до 73 балла, обратив вспять трехлетнюю положительную тенденцию, когда журналисты сталкивались с возросшей угрозой арестов, судебных преследований и закрытия СМИ. Многие журналисты были арестованы и получили тюремные сроки, а иностранные журналисты столкнулись с более жесткими визовыми ограничениями.
  • Рейтинг Таиланда ухудшился с 64 до 75 баллов из-за приостановки действия конституции и введения военного положения Национальным советом для мира и порядка. Военное правительство закрыло частные телевизионные и радиостанции, которым было разрешено вновь открыться только с ограничениями контента, использовало регулирующие органы для отслеживания СМИ и управления контентом и запретило интервью с оппозиционными политиками, активистами и диссидентами. Помимо подозрений в пытках, хунта также обвинялась в произвольных задержаниях журналистов без предоставления адвоката. 

Евразия: Сокращение пространства для свободы мнений

Средний рейтинг по евразийскому региону остался самым худшим в мире в 2014 г., потери в основных странах и дополнительная отдельная оценка для Крыма резко ухудшили показатель. Следует отметить, что четыре из десяти стран с худшей сферой СМИ в мире: Белоруссия, Крым, Туркменистан и Узбекистан — находятся в Евразии. 

Самые разительные изменения в регионе имели место в Украине, которая перешла из категории несвободных в частично свободные. Отстранение авторитарного правительства президента Виктора Януковича привело к снижению политического давления на государственные СМИ и ослаблению враждебности к независимым мнениям. Однако эти успехи были отчасти нивелированы последствиями конфликта в восточных регионах страны, который создал обширные препятствия и опасности для журналистов. По крайтей мере пять журналистов были убиты в Украине в 2014 г., включая одного погибшего во время репортажа с протестов на Евромайдане в Киеве.

Российское правительство ужесточило контроль за новостями и информацией в уже ограниченной сфере СМИ. Власти использовали сочетание законодательных изменений, экономического давления и воинственной пропаганды, особенно в отношении конфликта в Украине, чтобы добиться этой цели, подавляя независимую журналистику и мобилизуя подконтрольные государству СМИ для нападок на внутренее инакомыслие и внешних врагов.

В условиях российской оккупации когда-то плюралистическая сфера СМИ Крыма сильно пострадала от закрытий и блокирования украинских СМИ и введения российских ограничительных регламентов для СМИ. Также были многочисленные случаи запугивания и насилия, способствующие массовому отъезду журналистов из Крыма и создающие рискованные условия для тех, кто остался.

В Азербайджане правительство развязало жестокое преследование независимых СМИ, применяя угрозы, рейды, ограничительные законы и судебные преследования. Журналисты и блогеры подвергались сфабрикованным обвинениям и произвольным задержаниям, и по крайней мере восемь оставались в тюрьме в конце года, т.е. у Азербайджана был самые худшие показатели по тюремным заключениям журналистов в Евразии. Экономическое и политическое давление, включая замораживание активов и угрозы, привели к закрытию многочисленных организаций, которые поддерживали права журналистов, в том числе Института прав СМИ и местных офисов международной эдвокаси группы АЙРЕКС. Органы власти также провели операции в азербайджанском бюро РСЕ/РС, одном из сильнейших независимых СМИ в стране, и закрыли его. 

Молдова, которая предприняла еще один шаг навстречу Европейскому Союзу после подписания Соглашения об ассоциации в июне, осталась особенно проблемной страной в 2014 г. Помимо спорных регулятивных решений, отмечались сконцентрированные и непрозрачные права собственности на средства массовой информации, и парламентские выборы прошлого года, наряду с кризисом в Украине, дали толчок более предвзятому освещению.

Значительные успехи и поражения

  • Рейтинг Азербайджана ухудшился с 84 до 87 баллов из-за силовых попыток правительства наказать независимых журналистов арестами, тюремным заключением, физическим запугиванием и словесными преследованиями. Правительство также использовало рейды и произвольные уголовные расследования, чтобы препятствовать работе многочисленных организаций СМИ или закрыть их.
  • Рейтинг Украины улучшился с 63 до 58 баллов, и ее статус повысился с несвободного до частично свободного из-за ряда положительных изменений в сфере СМИ после краха правительства Януковича, несмотря на рост насилия против журналистов, связанный с протестами на Евромайдане и последующим конфликтом в восточной Украине. Уровень враждебности правительства и правовое давление на СМИ снизились, как и политическое влияние на государственные СМИ. Также наблюдались улучшения в законе о доступе к информации и в автономии органа, контролирующего вещание.

Европа: Oбтрепалась по краям

Европа отличается концентрацией стран с высокими показателями, как Норвегия и Швеция — страны с самыми высокими показателями в мире с общим рейтингом 10 баллов. Эти страны обеспечивают обширное пространство для независимых, разнообразных мнений, и журналисты там редко сталкиваются с запугиванием или физическими нападениями. Однако эти и другие европейские страны с высоким рейтингом в последние годы испытывали затруднения с контролем речей ненависти, не причиняющем ущерб свободе выражения.

Хотя Европа сохраняет самый высокий уровень свободы прессы в мире, средний рейтинг по региону в 2014 г. ухудшился второй год подряд. За последние десять лет возрастающие потери в правовой и экономической сферах, а также вмешательство в возможности журналистов физически освещать новости привели Европу ко второму после Евразии самому большому общему спаду в мире с 2004 г.

Греция пережила еще один год с политическим вмешательством и недостатком прозрачности в работе новой компании общественного вещания «Новое греческое радио, интернет и телевидение» (НЕРИТ). Изменения в законодательстве о вещании еще жестче закрыли рынок СМИ для новых участников, которые уже ограничены отказом правительства выдавать новые лицензии. Кроме того, в 2014 г. DIGEA, компания, среди акционеров которой крупные частные каналы, обеспечила себе монополию на цифровую передачу с помощью специально разработанного конкурса.

В Венгрии, наряду с другими проблемами , «RTL Klub», одна из двух самых крупных частных телестанций, попала под влияние несоразмерного налога рекламу. Однако предложенный «налог на рекламу», который должен был облагать налогом в зависимости от данных, переданных электронно, был отменен в октябре, когда оппоненты организовали крупномасштабные демонстрации.

Политическое и экономическое давление также сыграло роль в ухудшении рейтинга Исландии в 2014 г. Господствующее положение государства на рынке вещания и более жесткий контроль за компанией общественного вещания «Ríkisútvarpið» (RÚV) ослабили независимость сферы СМИ, как и редакционное вмешательство со стороны частных собственников. Распространение порочащих сведений остается уголовным преступлением в Исландии, несмотря на недавние усилия правительства сделать страну безопасной интернациональной зоной для выражения критических мнений.

Далеко идущие законы о национальной безопасности оставались болезненным вопросом в Соединенном Королевстве после разоблачения широкомасштабного наблюдения, осуществляемого Центром правительственной связи, и рейда на отдел последних новостей газеты «Гардиан» в 2013 г. Во Франции ультраправая партия «Национальный фронт» продолжала закрывать доступ к расследовательскому изданию «Mediapart»; в прошлом году также отмечались удаления журналистов с политических мероприятий, преследования и запугивания журналистов на протестных акциях и кибератаки на новостные веб-сайты.

Сфера СМИ в Турции продолжила ухудшаться из-за более агрессивных мер правительства по закрытию пространства для свободы мнений. Кроме применения новых законодательных актов, которые расширили полномочия правительства на блокирование веб-сайтов и функции наблюдения разведывательной службы, чиновники задержали известных журналистов из газеты «Zaman» и группы вещательных компаний «Samanyolu Broadcasting Group», которые были в основном критически настроены по отношению к правительству и сообщали о коррупции в высших эшелонах, по обвинениям в создании вооруженной террористической организации.

Значительные успехи и поражения

  • Рейтинг Греции ухудшился с 46 до 51 балла из-за дальнейшего вмешательства правительства и партий в сферу СМИ, как видно по ограничительным законодательным изменениям на рынке вещания, создания монополии на цифровую передачу с помощью несовершенного тендера и политически предвзятого освещения новостей, связанных с выборами.
  • Рейтинг Исландии ухудшился с 12 до 16 баллов из-за политического вмешательства в работу журналистов, которые сталкиваются с угрозой уголовного обвинения в распространении порочащих сведений и возможными ответными мерами в форме увольнения. На частные СМИ действуют политические пристрастия, и государство оказывает возрастающее влияние на сферу СМИ с помощью своего господствующего положения на рынке вещания и ужесточенного редакционного контроля за компанией общественного вещания.
  • Рейтинг Сербии ухудшился с 37 до 40 баллов из-за возросшего преследования журналистов правительством и ограничений в их работе, а также сократившегося разнообразия СМИ после отмены главных политических ток-шоу. 
  • •Рейтинг Турции ухудшился с 62 до 65 баллов из-за ряда законодательных изменений и продолжающихся государственных мер по влиянию на вещание с помощью запугивания и экономических рычагов. Новые законы ограничили свободу журналистов освещать национальную безопасность и уполномочили разведывательную службу получать бесконтрольный доступ к широкому спектру информации, в то время как поправки в закон об интернете увеличили полномочия органов власти блокировать интернет-контент.

Ближний Восток и Северная Африка: Тунис выделяется на фоне насилия и репрессий

После исторических успехов на Ближнем Востоке в 2011 г. только одна страна продолжила линию, обещанную Арабской весной. В Тунисе зарегистрирован лучший рейтинг среди всех арабских стран более чем за десять лет, хотя он остался частично свободным. Египет и Ливия, две страны, в которых наблюдались разительные улучшения в 2011 г., напротив, придерживался модели регресса. Рейтинг Египта (73 балла) стал самым худшим показателем за 11 лет, отмечая не только уничтожение успехов, достигнутых после отстранения многолетнего диктатора Хосни Мубарака, но и регресс к самым репрессивным годам эры Мубарака. Рейтинг Ливии также продолжил снижаться, поскольку на сферу СМИ после краха режима Каддафи влияла гражданская война. 

Затянувшийся конфликт в Сирии усугубил условия в этой стране и косвенно способствовал спаду в Ираке, в том числе через подъем ИГ. Война также оказала давление на Ливан, рейтинг которого (55 баллов) достиг самой низкой отметки за пять лет из-за явно возросшего числа дел против журналистов о распространении порочащих сведений в 2014 г. Меры ответственности включали тюремные сроки и непомерные штрафы, и многие публикации послужили поводом к многочисленным искам от той же потерпевшей стороны. Более того, решения ливанского суда по делам прессы в течение года свидетельствовали о рефлекторном предубеждении против СМИ и политических факторов, лежащих в основе многих дел. 

Израиль остается единственной в регионе страной со свободной сферой СМИ, но рейтинг Западного берега реки Иордан и сектора Газа ухудшился на два балла и составил 84 из-за войны в Газе. Члены СМИ были убиты и ранены во время конфликта между Израилем и боевиками Хамаса, а также власти Израиля и Палестины ограничили передвижения журналистов в Газе и на Западном берегу реки Иордан.

В Персидском заливе Катар принял новый закон о киберпреступлениях, который предусматривал обременительные штрафы за «ложные новости» и распространение порочащих сведений, хотя есть надежды, что новая политика открытых данных улучшит прозрачность и доступ к правительственным источникам. В Бахрейне СМИ и далее продолжили подвергаться самоцензуре и перследованиям, и гражданские журналисты, осмелившиеся сообщать о текущих протестах в социальных сетях, все чаще попадали под ответные меры правительства. Объединенные Арабские Эмираты остались в группе стран с самой репрессивной сферой СМИ в регионе, разоблачающей имидж страны как транснационального оазиса среди консервативных авторитарных режимов.

Что касатеся других частей Аравийского полуострова, рейтинг Йемена ухудшился на два балла и составил 78, так как и правительство, и повстанческие войска хуситов делали мишенью журналистов, и на СМИ оказывалось усиленное давление в пользу политических интересов. Автократический режим Саудовской Аравии усилил существующие ограничения с принятием сурового антитеррористического законодательства и увеличил число арестов оппонентов.

Значительные успехи и поражения

  • Рейтинг Алжира ухудшился с 59 до 61 балла, и его статус понизился с частично свободного до несвободного из-за ограничений, наложенных на СМИ во время президентских выборов в 2014 г. Январский закон ввел ограничения контента для частных телевизионных каналов, и правительственные учреждения убрали рекламу из СМИ, освещающих деятельность оппозиционных партий. Иностранные журналисты сталкивались с отказами в выдаче въездных виз, визовыми ограничениями или препятствиями в доступе на земле.
  • Рейтинг Египта ухудшился с 68 до 73 баллов из-за арестов журналистов и ряда глубоко несовершенных судебных дел, которые окончились суровыми наказаниями для журналистов и сотрудников СМИ. Враждебная обстановка привела к росту самоцензуры и снижению разнообразия СМИ, при этом многие СМИ стали завзятыми сторонниками режима. 
  • Рейтинг Ирака ухудшился с 69 до 72 баллов из-за роста цензуры в связи с освещением ИГ и сил безопасности Ирака, в том числе блокирования интернета летом 2014 г. Из-за рискованных условий безопасности также стало сложнее и опаснее осуществлять вещание из большой части страны.
  • Рейтинг Ливии ухудшился с 62 до 73 баллов из-за продолжающегося спада в сфере безопасности, когда журналистов не допускали во многие регионы. Сотрудники СМИ были слабо защищены от нападений, похищения и заказных убийств, а также подвергались преследованию за распространение порочащих сведений и другие уголовные преступления. СМИ попали под сильное давление необходимости следовать взглядам ополченческих отрядов, господствующих в данной области, когда гражданская война усугубила политическую поляризацию.
  • Рейтинг Туниса улучшился с 53 до 48 баллов из-за ратификации конституции 2014 г., которая гарантировала свободу речи и свободу прессы, а также постепенного снижения редакционного давления и меньшего числа нападений на журналистов.

Тропическая Африка. Непрерывные циклы репрессии и восстановления 

Тропическая Африка была единственным регионом, в котором наблюдалось улучшение среднего рейтинга в 2014 г. и небольшой прогресс на четверть пункта. Большинство стран, которые добились прогресса, начали с низкой исходной отметки, как Центральноафриканская Республика и Гвинея-Бисау. Тем временем условия для свободы прессы оставались катастрофическими в Экваториальной Гвинее и Эритрее, которые входят в рейтинг «Худшие из худших». Авторитарные правительства продолжили использовать правовое давление, заключение под стражу и другие формы преследования для подавления независимой журналистики. Другие страны с низкими показателями в регионе, как Эфиопия (83), Судан (81) и Гамбия (81), нашли новые способы урезать и без того ограниченное пространство, в котором могут работать журналисты. Власти Эфиопии ужесточили аресты независимых журналистов, в том числе блогеров «Зоны-9», и, по данным Комитета защиты журналистов, в течение года вынудили более 30 журналистов бежать из страны. 

В Нигерии было мало возможно вещание из областей на северо-востоке, контролируемых «Боко Харам», и военные усилили меры наказания за освещение своей деятельности против экстремистских группировок. В июне солдаты конфисковали тиражи нескольких газет, в том числе «Nation», «Daily Trust» и «Leadership», из ключевых торговых точек в рамках согласованной акции по всех стране. Представитель армии сказал, что конфискация была «стандартной мерой безопасности». 

Четыре традиционно сильные страны в южной Африке: Ботсвана, Лесото, Намибия и Южная Африка — пережили чрезвычайно беспокойные годы. Возросшие усилия правительства ограничить освещение больных вопросов и аресты и насилие против журналистов способствовали ухудшению рейтинга свободы прессы в этих странах.

В Кении законодательство об обеспечении безопасности, принятое в декабре 2014 г., содержало несколько неясно сформулированных пунктов, ограничивающих свободу прессы. Например, предусматривалось трехлетнее заключение, если журналист не получил полицейское разрешение до освещения антитеррористических расследований или операций, или если освещение «может привести к общественной озабоченности, провокациям насилия или нарушениям общественного порядка». Однако закон был незамедлительно оспорен в суде, и его самые обременительные положения были отменены в начале 2015 г.

Значительные успехи и поражения

  • Рейтинг Ботсваны ухудшился с 41 до 44 баллов из-за применения правительством закона об антиправительственной агитации, чтобы выдвинуть обвинения против редактора и журналиста после выхода статьи о президенте. В связи с этим случаем редактор также провел одну ночь в заключении; журналист впоследствии попросил убежища в Южной Африке. В прошлом году также отмечалось возросшее неправовое преследование журналистов со стороны Службы разведки и безопасности (Directorate of Intelligence and Security, DIS) и волна физических нападений бастующих, государственных служащих и частных граждан на работников СМИ.
  • Рейтинг Центральноафриканской Республики улучшился с 77 до 72 баллов из-за постепенного прогресса в сфере СМИ при переходном правительстве Катрин Самбы-Пансы, включая снижение числа арестов, редакционного вмешательства, действий цензуры и самоцензуры.
  • Рейтинг Гвинеи-Бисау улучшился с 67 до 59 баллов, и ее статус повысился с несвободного до частично свободного из-за усиленной правовой защиты для СМИ, повторного открытия частных СМИ и сокращения цензуры и нападений на журналистов в свете свободных и честных выборов в апреле 2014 г.
  • Рейтинг Мадагаскара улучшился с 63 до 59 баллов, и ее статус повысился с несвободного до частично свободного из-за более благоприятных условий для прессы после восстановления демократического правления, включая снижение непосредственного давления и цензуры в высших эшелонах власти и общее отсутствие насилия против журналистов в 2014 г.
  • Рейтинг Сомали улучшился с 82 до 79 баллов из-за выросшей возможности частных лиц открывать СМИ и более широкого распространения СМИ, особенно радио, в юго-центральной части страны.
  • Рейтинг Южной Африки ухудшился с 33 до 37 баллов из-за возросшего применения закона эпохи апартеида о ключевых объектах национального значения, чтобы помешать журналистам расследовать важные местоположения или учреждения, особенно в связи с расследованием коррупции с участием политических деятелей; из-за убийства журналиста во время протеста в январе и преследования других во время работы; а также из-за возросшего числа внесудебных нападений, задержаний и преследования СМИ полицией.
  • Рейтинг Южного Судана ухудшился с 62 до 68 баллов из-за практически полного несоблюдения правительством конституционных и правовых гарантий свободы прессы в 2014 г. и отсутствия этих гарантий в районах, удерживаемых повстанцами, явного роста ограничений, наложенных на журналистов силами безопасности, и усиленной цензуры, самоцензуры и ответных нападений на журналистов.
  • Рейтинг Того улучшился с 65 до 62 из-за продолжающегося просвета в сфере СМИ, включая рост числа печатных СМИ, который увеличил разнообразие взглядов.
  • Рейтинг Зимбабве улучшился с 73 до 70 баллов из-за положительного судебного решения по уголовно наказуемому распространению порочащих сведений, сокращения физических нападений на сотрудников СМИ и смягчения ограничений для иностранных журналистов в 2014 г.

Заключение

Свобода информации как основа демократии

В выпуске доклада «Свобода прессы» за этот год фиксируется рост угроз независимой журналистике со стороны правительств, использующих правовые средства для контроля информации, вооруженных группировок, из-за которых простой репортаж становился потенциально опасным для жизни, и владельцев СМИ, манипулирующих новостями в личных или партийных интересах. 

В то же время, отмечается возобновленный мировой интерес к ценностям свободы выражения мнений после волны ужасающего насилия против журналистов, прежде всего убийство боевиками ИГ Джеймса Фоли, Стивена Сотлоффа и совсем недавно японского репортера Кэндзи Гото, а также нападение на «Charlie Hebdo» в январе 2015 г. в Париже. Хотя общество кажется более чутким к опасностям, угрожающим журналистам ежедневно, еще не ясно, какое воздействие окажут эти убийства на борьбу за свободу прессы, и сохранятся ли проявления поддержки свободы выражения мнений.

Некоторые предварительные симптомы вызывают беспокойство. Во Франции правительство рассматривает новое законодательство, предусматривающее жесткие меры против речей ненависти в интернете — на первый взгляд, этот мотив заслуживает одобрения, но потенциально может угрожать свободе выражения мнений и не гарантирует снижение напряженности, которая привела к насилию. Да, самые худшие выступления против всемирного доступа к новостям и информации исходят от авторитарных стран, военизированных группировок и организованной преступности, но и демократические правительства рискуют усугубить проблему не в меру энергичной реакцией на речи ненависти и пропаганду.

Такие реакции ошибочны. Цензура как противоядие экстремизму неэффективна и часто непродуктивна, и ее ограниченная полезность не может оправдать посягательство на фундаментальную демократическую ценность, как свобода выражения.

Беспрепятственный доступ к информации — о политике, религии, коррупции и других бесчисленных потенциально спорных темах, которые оказывают непосредственное воздействие на жизни людей — является основополагающим элементом любого свободного общества, потому что дает населению возможность оценивать такие вопросы самостоятельно, а не через фильтр, установленный власть имущими. Он позволяет гражданам требовать подотчетности от собственного правительства, разоблачать пропаганду и выяснять неприглядную правду об экстремистских движениях, а также выступать за социальные изменения и политические реформы, как они посчитают нужным. Ограничения свободы выражения могут быть политически выгодным способом откликнуться на общественное недовольство и неуверенность, но как долговременное решение они требуют открытого обсуждения, полного раскрытия и анализа неприемлемых взглядов, разработки убедительных контраргументов и внедрения методов, чтобы устранить обусловливающее недовольство и социальные трудности.

Широкий растущий спектр угроз свободе по всему миру бросает дерзкий вызов демократическим ценностям. Чтобы ответить на этот вызов, требуется совместное осознание, что все нарушения свободы СМИ, зверски жестокие и якобы обыденные или целесообразные, ограничивают форум для идей, лежащих в основе свободного и демократического общества.

 

 


Дженнифер Данэм работала менеджером проекта «Свобода прессы 2015». Общее руководство проектом осуществляли вице-президент по исследованиям Арч Пуддингтон и вице-президент по аналитическим исследованиям Ванесса Такер. Обширные исследования, редакторское, аналитическое и административное содействие были предоставлены Бретом Нельсоном, Элен Агекян и Тайлером Ройлансом, а также Карин Дойч Карлекар, Сарой Кук, Майклом Джонсоном и Меган Шульц. Мы также хотели бы поблагодарить за помощь авторов-консультантов и советников, а также других членов проектной группы за их вклад.

 

Read a Country Report